Неоконченная сказка

Хорошо в деревне летом,

Пристает говно к штиблетам.

Выйдешь в поле, сядешь срать —

Далеко тебя видать!

Одуванчик тычет в жопу,

Вот такая благодать.

А зимой другие корки...

В той деревне жил Емеля,

Каждый день он был с похмелья.

Утром рюмку, днем стакан —

К ночи снова в ураган.

Жил он с матерью старушкой

В ветхой маленькой избушке.

Бабка гнала самогон,

Запах был на весь прогон.

Он пошел другим путем.

Самогон не пил лаптем,

Стал он селекционером

Всем мичуринцам примером.

Коноплю растил сынок,

В этом Емеля был знаток.

Он засеял в огороде

Коноплею все, что мог,

Надоело сыну пить

И с похмелья выходить,

Надоело жрать спиртное,

И Емеля стал курить.

Охуенный был размах,

Огород был весь в кустах.

И индийская, и чуйка,

Зеленело аж в глазах.

Ну, нормально, заебись,

Мы чегой-то отвлеклись,

Мы на чем остановились,

Конопли, блин, завались.

Все, хорош про коноплю,

А не то я кайф словлю.

Гнать по кругу всю мазуту

Я вообше-то не люблю.

Так, короче, наш Емеля

Hа печи лежал с похмелья

И подсчитывал, меж тем,

Проползавших микросхем.

Мать варила самогон,

Мать плевала на закон,

Мать сказала — Ема, блин,

Одевай скорей зипон.

Что б не задохнулся дичкой

Быстро сбегай за водичкой,

Охладить чтоб змееиик —

Он расплавился и сник.

Не хочу, мать, в натуре,

Вихри за окном, да вьюги.

Заебись здесь на печи

Пыхнул и лежи торчи.

Заглушил косяк Емеля,

Слез с печи он еле — еле,

Нехотя взял два ведра

И на пруд пошел с бедра...

Зима, крестьянин торжествуя,

Залез на печь и в хуй не дуя.

У Емели, между тем,

Было несколько проблем.

Дров в сарае было мало,

И корова заебала,

Все мычит и просит жрать.

Мож сожрать ее, а, мать?

На пруду в такую пору...

Зачерпнул Емеля раз —

Вынул старый унитаз.

Зачерпнул Емеля два —

Глядь, в ведре лежит жратва!

В виде щуки...

This entry was posted in «Сектор Газа» глазами близких. Bookmark the permalink.

Comments are closed.